Святители земли Нижегородской

ИОАКИМ (ЛЕВИТСКИЙ)
архиепископ Нижегородский и Арзамасский

(1910-1918)

Преосвященный Иоаким (в миру Иоанн Иакимович) родился 30 марта 1853 года в с. Петрушки Каневского уезда Киевской губернии, в семье псаломщика (по другим данным, из официального послужного Синодального дела, будущий архиерей родился в с. Драбовка Черкасского уезда Киевской губернии, в семье дьячка; так или иначе происходил он из сельской семьи представителя духовного звания).

Первоначальное духовное образование получил в Киево-Софийском духовном училище. В дальнейшем обучался в Киевской семинарии, по окончании которой, как лучший студент, был послан для продолжения образования за казенный счет в Киевскую духовную академию.

В 1897 году окончил курс академии со степенью кандидата богословия. И в том же году был назначен преподавателем Рижской духовной семинарии на кафедру гомилетики, литургики и практического руководства для пастырей. Спустя три года Рижским епископом Филаретом определен на место священника при Рижском кафедральном соборе, с оставлением в должности преподавателя. И уже менее чем через полгода, 1 декабря, священник Иоанн Левитский был награжден набедренником - «за честное поведение и усердное исполнение пастырских обязанностей».

До 1893 года деятельность о. Иоанна была по преимуществу пастырская и педагогическая. Так, по назначению епархиального начальства он исполнял обязанности законоучителя: в Рижском пехотном юнкерском училище (1880-1882) и Высшем девичьем частном училище г-жи Тайловой (1883-1886). Наряду с этим в различные годы был временно в должности инспектора и секретаря правления семинарии. Состоял членом Историко-статистической комиссии по описанию церквей Рижской епархии, членом правления эмеритальной кассы духовенства. Неоднократно был избираем депутатом от городского благочиния на епархиальные съезды духовенства.

За свои труды Иоанн Левитский был награжден различными знаками отличия: в 1885 году - бархатной фиолетовой скуфьей; ко дню Св. Пасхи 1888 года удостоен благословения Святейшего Синода, а в 1889 году награжден камилавкой; в 1892 году - «за отлично-усердную службу и исполнение пастырских обязанностей, ко дню Священного коронования Их Императорских Величеств» - крестом, выдаваемым от Святейшего Синода.

В 1886 году о. Иоанн овдовел, оставшись с тремя малолетними детьми - двумя сыновьями и новорожденной дочерью. Именно в этот период он начал думать о монашестве, однако забота о детях удерживала его от исполнения этого намерения. Но в 1892 году последовала кончина его шестилетней дочери. Спустя год, 28 июня 1893 года, Высокопреосвященнейшим Арсением (Стадницким) Иоанн был пострижен в монашество с именем Иоаким и уже на другой день, 29 июня, возведен в сан архимандрита. В период с 1893 по 1895 год он, по ходатайству Преосвященного, являлся ректором Рижской духовной семинарии, а в течение 1894-1895 годов состоял редактором местных «Епархиальных ведомостей».

6 мая 1895 года архимандрит Иоаким (Левитский) был Высочайше сопричислен к ордену св. Анны 3-й степени. 9 декабря того же года вышел указ Святейшего Синода о назначении его епископом Балтским, викарием Каменец-Подольской епархии. 10 января 1896 года состоялось его наречение, 14 января - хиротония, которая была совершена в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга митрополитом Палладием (Раевым). И уже 26 января из Риги епископ Иоаким отбыл на новое место служения. Здесь, на новом поприще он возглавил епархиальный Училищный совет, Проповеднический комитет, являлся по избранию общего собрания председателем причтовых помещений при церквях Подольской епархии. Через полтора года, в 1897-м, он был назначен епископом Брестским, викарием Литовско-Виленской епархии.

В декабре 1899 года последовало Высочайшее повеление об открытии самостоятельной Гродненской епархии. Через месяц открытие состоялось, и во главе епархии встал Преосвященный Иоаким как первый самостоятельный епископ Гродненский и Брестский. В последующие годы он занимался организаторской деятельностью в новой епархии. Именно с его благословения там был основан новый Красностокский женский монастырь, а также построен грандиозный собор в городе Бресте. Преосвященный Иоаким управлял Гродненской епархией в течение шести с половиной лет. 4 мая 1900 года за успешные просветительские и миссионерские труды он был удостоен знака Черногорского ордена Даниила, 1-й степени. 20 мая 1902 года, с соизволения Государыни Императрицы Марии Феодоровны, ему было предоставлено право ношения знака Красного Креста.

26 ноября 1903 года Преосвященный Иоаким был назначен на новую кафедру, с титулом епископа Оренбургского и Уральского. Владыка являлся глубоким знатоком, покровителем и защитником миссионерского дела в этой епархии. Именно при нем значительное число иноверцев присоединилось к Православной Церкви. В Оренбургской духовной семинарии было введено преподавание татарского языка и изучение мусульманства как обязательного предмета. Владыка сумел изыскать средства на содержание четырех епархиальных миссионеров. Открывая единоверческие приходы, он сам служил в них по старопечатным книгам. Благодаря его миссионерской деятельности в Уральском крае было построено более пятидесяти единоверческих храмов и школ.

Указом Святейшего Синода от 15 ноября 1908 года Преосвященный Иоаким был официально переименован во епископа Оренбургского и Тургайского. За время служения в Оренбургской епархии Владыка удостоился наград: в 1904 году - ордена св. Анны 1-й степени; в 1908 году - ордена св. Владимира 2-й степени.

13 августа 1910 года Преосвященный Иоаким был перемещен из Оренбурга в Нижний Новгород. (Годом раньше назначен присутствующим членом в Святейшем Синоде).

В день его отъезда на Нижегородскую кафедру от общего пастырского собрания Оренбурга в Нижний Новгород была послана телеграмма: «Духовенство г. Оренбурга, с глубокой скорбью проводив незабвенного, благостного Владыку Иоакима, сердечно приветствует собратьев нижегородцев с любвеобильным архипастырем, какой послан Вам Промыслом Божиим».

Владыка прибыл в Нижний Новгород 6 сентября 1910 года. При встрече его в Спасо-Преображенском кафедральном соборе викарий Балахнинский Геннадий (Туберозов) сказал в приветственной речи: «…добрая весть оренбургской паствы о тебе, как Архипастыре благостном, любвеобильном и справедливом, несказанно обрадовала нас, и мы от всей души возблагодарили Господа, пославшего нам Архипастыря по сердцу нашему. Ныне, при первом сретенье мы приветствуем тебя, благодатный наш Владыко, не с тревогой и опасением перед неизвестностью, но с сердечной радостью, с полным открытым доверием и искренней сыновней преданностью».

Новый архиерей в своей деятельности по-прежнему отличался ревностным исполнением святительского долга. Нижегородцы полюбили его за удивительно кроткий нрав, глубокое и ясное проповедническое слово, обаятельный внешний вид. Он служил живым примером для пастырей Нижегородской епархии в совершении богослужения во все воскресные и праздничные дни и неизменном словесном научении своей паствы - в Кафедральном соборе, в Крестовой церкви архиерейского дома, других храмах города. Владыкой Иоакимом предпринимались меры к увеличению числа новых церковных приходов и сооружению в них храмов. При нем улучшилась подготовка пресвитеров и диаконов к пастырскому служению; активизировалась миссионерская и противосектантская деятельность, впервые была учреждена официальная должность епархиального противосектантского миссионера. Улучшилось материальное положение преподавателей духовных школ, обитателей сиротских заведений и богаделен.

1 мая 1913 года епископ Иоаким получил Указ Его Императорского Величества Николая II о помощи православным церквам в болгарских и сербских краях. «Православные храмы, - говорилось в Указе, - в новоосвобожденных от мусульманского ига сербских и болгарских землях находятся в плачевном состоянии и испытывают большую нужду в богослужебной литературе, предметах церковной утвари и ризничных принадлежностях». Незамедлительно и в кратчайшие сроки все необходимое в помощь братьям-единоверцам из Нижегородской епархии было готово для отправки.

Деятельность Нижегородского Владыки не осталась незамеченной государем: в мае 1913 года, в канун приезда Августейшего семейства в Нижний Новгород во время праздничных торжеств по случаю 300-летия Дома Романовых епископ Иоаким был Всемилостивейше сопричислен к Императорскому ордену св. блгв. вел. князя Александра Невского. В этом же году российский император со своим семейством посетил Нижний Новгород. Газетные публикации так описывали события торжественного визита.

В первый же день своего прибытия Государь Император с Государыней Императрицей, Наследником и Великими Княжнами, проследовав в город в открытых экипажах, при несмолкаемых приветствиях народа и колокольном звоне, посетили Спасо-Преображенский кафедральный собор. Для встречи Их Императорских Величеств против входа в собор выстроились старшины Нижегородского ремесленного общества, у соборного крыльца по направлению к Дмитровской башни стояли хоругвеносцы. Когда показался экипаж Государя Императора с Августейшей Семьей, долго несмолкаемые крики «ура» огласили всю площадь. Государь и Государыня с Августейшими Детьми милостиво раскланивались приветствовавшему их народу.

В соборе Их Величества были встречены Преосвященным Иоакимом, который произнес следующую речь:

«Ваше Императорское Величество, Всемилостивейший Государь!

25 августа 1611 года в этом соборе обнародована была грамота св. Патриарха Ермогена, призывавшая русских людей ополчиться на освобождение Москвы и России от польского засилья. Это событие Господь благословил чрезвычайными благодетельными для Земли Русской следствиями. Патриаршая грамота, сильное патриотическое слово протопопа этого собора Саввы Ефимьева, пламенная речь гражданина Косьмы Минина воодушевили население сего града решимостью на всякие жертвы для спасения отечества. Образовавшееся от Низовския земли ополчение, предводимое Косьмой Мининым и испытанным в ратном деле князем Пожарским, соединившись с ополчениями от других поволжских городов, милостью и помощью Божией положило конец великой московской смуте и подготовило избрание на царский престол юного боярина Михаила Феодоровича Романова.

В истекшие 300 лет Московская Русь, сравнительно малая и слабая, под державным скипетром Царей и Цариц благословенного Дома Романовых возросла в могущественнейшую и обширнейшую Империю.

Благодарно вспоминая заслуги перед отечеством Косьмы Минина и князя Пожарского, Нижний Новгород ныне, в 300-й юбилейный год славного царствования Дома Романовых, в Твоем, Великий Государь, Высочайшем присутствии и участии полагает основание памятника сим доблестным нижегородцам-отчизнолюбцам.

Велика радость наша о Твоем, Самодержец Всероссийский, пришествии в сей град! Чувствами искренней любви и беззаветной преданности пламенеют сердца наши к Тебе, Божий Помазанник! Несказанно счастливы мы лицезреть с Тобою Государыню Императрицу, надежду России Государя Наследника и всю Твою Царственную Семью!

Приими благостно, Великий Государь, благословение от сего Спасо-Преображенского собора и моего смирения эту святую икону. Молитвенным предстательством основателя сего града святого благоверного великого князя Георгия и святого чудотворца Косьмы милость Божия да будет с Тобою, Великий Государь, с Царствующим Домом и со всею Богом Врученною Тебе Российскою Державою.

Благословен Грядый во имя Господне!»

После речи Владыка благословил Его Императорское Величество святой иконой. Их Величества и Августейшие дети приложились к местночтимым иконам Спаса и Оранской Божией Матери.

Преосвященный Иоаким в сослужении с викарным епископом Геннадием и многочисленным духовенством совершил молебен. Государь Император с Августейшими дочерьми проследовали к гробнице Козьмы Минина, где была отслужена краткая лития. Затем Государь с Великими Княжнами, сопровождаемый свитой и лицами, бывшими в Кафедральном соборе, проследовал за крестным ходом на площадь, где состоялась торжественная закладка памятника Минину и Пожарскому. (Проект этого памятника не был осуществлен в связи с последовавшими событиями Первой мировой войны и революции в России. Массивные глыбы красного гранита, заготовленные для монумента, пролежали на территории Нижегородского кремля еще более десятка лет после описываемых событий. И лишь в 1930-е годы советские власти «нашли применение» ценному материалу: гранит от невозведенного памятника Минину и Пожарскому вместе с гранитом от разрушенного склепа купцов-предпринимателей Рукавишниковых пошел на сооружение пролетарского памятника «Жертвам революции 1905 года», который и поныне стоит в сквере на площади Свободы. - Прим. Ред.).

В 1914 году Преосвященный Иоаким отметил 35-летний юбилей своего архипастырского служения. «Ныне исполнилось почти четыре года пребывания Преосвященного Иоакима на Нижегородской кафедре, - писал «Нижегородский церковно-общественный вестник» в сентябре 1914 года. - Пришествие его к нам было в мире и любви. И действительно, мир и любовь проникают все его благие начинания на пользу Нижегородской епархии. Необыкновенная энергия, трудоспособность и личная инициатива, соединенная с богатою административною опытностью по всем делам церковного управления, выражаются во всех его деяниях. Несмотря на свой уже преклонный возраст, Владыка всегда деятелен, бодр и неустанно работает».

В годы Первой мировой войны епископ Иоаким сумел организовать и развернуть в Нижегородской губернии активную благотворительную помощь беженцам и русским солдатам. Преосвященный Иоаким, как и большинство русских православных пастырей царской России, проявил себя как искренний и самоотверженный патриот в то тяжелое время. Уже 11 сентября 1914 года Владыка участвовал в открытии и освящении епархиального лазарета для больных и раненых воинов.

Для координации действий был создан специальный епархиальный Комитет, на одном из заседаний которого нижегородский архипастырь произнес такие слова: «С каждым днем прибывает в Нижний все новый и новый поток обездоленных людей. Положение их ужасное. Картина бедности и беспомощности эвакуируемых, зачастую оставивших места своего пастырства (речь идет о духовенстве) внезапно, не поддается никакому описанию. А если представить еще, что многие семьи беженцев по прибытии в Нижний не досчитываются в своем составе какая - отца, а где - одного из детей, то к внешнему тяжелому положению присоединяется еще и отчаяние горем убитой души человека. Нужно ли говорить, что чувство человечности требует, чтобы мы все наши силы положили в святом деле помощи жертвам войны?» Это был призыв подлинного патриота и самоотверженного пастыря.

Владыка обратился с соответствующим воззванием и к монастырям своей епархии: «Хотя почти все обители епархии уже откликнулись на нужды войны, и денежными средствами, и личным трудом, но ввиду усиливающихся нужд военного времени надлежит усугубить и отзывчивость на святое и благородное дело помощи. Напоминая о сем насельникам и насельницам святых обителей епархии, призываю их усердно к дальнейшим пожертвованиям - кто чем может: и деньгами, и одеждой, и бельем, и холстом, и съестными продуктами, и другим достоянием своим».

Согласно официальным и сухим, на первый взгляд, сведениям, в период с 20 июля 1914 года по 1 января 1916 года духовенством Нижнего Новгорода было пожертвовано на нужды войны порядка 16.799 рублей; а всего по епархии - 46.850 рублей. Кроме этого, в Нижегородской епархии было собрано 45.471 аршин холста и 23.552 различных вещей. Что же касается помощи монастырей, то она выразилась материально в следующем: 46.508 вещей, 3339 аршин холста и 23.776 рублей денег. Практически при всех монастырях функционировали лазареты и приюты для беженцев и осиротевших детей. В стенах обителей временно размещались и нашли себе приют эвакуированные с оккупированных западных территорий другие монастыри и различные духовные учебные заведения. Нижегородские духовно-учебные заведения и церковно-приходские школы также оказывали посильную помощь Епархиальному комитету по сбору средств на нужды войны. В общей сложности на 1 января 1916 года ими было собрано и пожертвовано 18.164 рублей. А общие расходы епархии на 1916 год составили 248.363 рублей. Великая Княжна Татьяна Николаевна Романова, которая возглавляла Общероссийский комитет по оказанию помощи жертвам войны, дважды выражала официальную благодарность и искреннюю признательность нижегородцам.

Очевидно, что именно за заслуги на данном поприще Владыка Иоаким 6 мая 1916 года, Высочайшим Указом Государя Императора Николая II на имя Святейшего Синода, был возведен в сан архиепископа.

Управление Преосвященного Иоакима Нижегородской епархией совпало со смутным и трагичным временем российской истории. Незадолго до революционных событий, 8 мая 1916 года, когда в Нижнем Новгороде проходили торжества, посвященные 300-летию со дня кончины Козьмы Минина, на соединенном заседании Городской Думы и Ученой архивной комиссии архиепископом Иоакимом была произнесена речь в воспоминание заслуг великого нижегородца перед Россией, где прозвучали такие слава: «На всем протяжении русской истории Святая Православная Церковь неизменно являлась хранительницей русского самосознания, насадительницей патриотических чувств любви и преданности Отечеству и богоустановленной власти. Она, благодатная Матерь наша, сохранила самобытность Святой Руси во время татарского ига; она объединила Русскую землю под скипетром московских князей и царей в мощное государство; она содействовала одолению врагов в Отечественную войну 1812 года. Она воспитала великих отчизнолюбцев: Преподобного Сергия Радонежского, святителей Петра, Алексия, Ермогена, св. Александра Невского и других угодников Божиих, предстателей перед престолом Божиим за землю Русскую. Она родила и доблестных защитников отечества в годину лихолетья - Косьму Минина, князя Дмитрия Пожарского, иноков Троице-Сергиевой Лавры». «Да сохранит Российскую державу Господь Бог! - закончил свою речь Владыка. - И да поможет Он христолюбивому нашему воинству одолеть лютого врага, нарушившего мир и оскорбившего правду Божию». Слова эти явились своеобразным призывом к нижегородцам - защитить Отечество, Церковь и Государя.

В 1917 году архиепископ Иоаким, как член Святейшего Синода, выехал из Нижнего Новгорода на Поместный собор в Москву, взяв официальный отпуск. 11 августа того же года он подал рапорт Святейшему Патриарху о своем намерении вернуться и вступить в управление епархией. Но к этому времени в «Министерстве исповеданий» Временного правительства уже находились документы из Нижегородского исполнительного комитета, где говорилось, что сторонники новой власти возражают против того, чтобы Владыка вернулся в епархию. Получив эти документы, Святейший Синод на очередном заседании 20 января 1918 года вынес следующее определение: «Все вышеприведенные бумаги, как не требующие в настоящее время распоряжений со стороны Святейшего Синода, принять к сведенью, и переписку по ним считать оконченною».

В связи с этим, как сообщалось на страницах «Нижегородского церковно-общественного вестника», архиепископ Иоаким вступил лишь в номинальное управление епархией, и, по его предложению, непосредственное руководство оставалось за викарным Балахнинским епископом Преосвященным Лаврентием (Князевым).

Под давлением революционно настроенных общественных кругов архиепископ Иоаким вскоре вынужден был, как и многие иерархи, подать прошение об уходе на покой: «Всепокорнейше прошу Ваше Святейшество… переместить меня на настоятельское место в Воскресенский Ставропигиальный монастырь, именуемый Новый Иерусалим, Московской епархии», - писал он 21 марта 1918 года. Архипастырю Нижегородскому в это время было уже 65 лет. Постановлением Святейшего Синода и Патриарха, от 28 марта 1918 года, просьба его была удовлетворена, и временное управление Нижегородской епархией возлагалось по-прежнему на епископа Лаврентия (Князева).

После принятия этого решения (13 мая 1918 года) состоялось официальное прощание архиепископа Иоакима с нижегородской паствой и духовенством. При поднесении ему на память о достойном его служении образа Богоматери, в прощальной речи от духовенства прозвучали такие скорбные слова: «Бурная и мутная волна всяческого восстания докатилась и до первоиерарха Церкви Нижегородской и не пощадила его имени, ни самой личности, ни достояния его, ныне отнятого и нагло разграбленного». Имелся в виду тот факт, что нижегородский архиерейский дом к этому времени был захвачен и разграблен «Союзом увечных воинов», созданным местными большевиками, а сам Владыка какое-то время находился под домашним арестом. Представители этой организации сочли вполне уместным расположиться в покоях архиерея. И это при том, сколько трудов Владыка Иоаким положил в годы Первой мировой войны на благо этих самых воинов!

Затем, несмотря на протесты нижегородцев, весь комплекс зданий и сооружений Духовной консистории, архиерейский дом и свечной завод были национализированы.

Получив возможность выехать из Нижнего Новгорода окончательно, Преосвященный Иоаким отправился в Крым, к своему сыну. В 1921 году, в доме под Севастополем, где Владыка проживал, он погиб от рук неизвестных бандитов.

В Государственном архиве Нижегородской области сохранилось письмо архимандрита Аркадия (Антуфьева), наместника Оранского монастыря, адресованное архиепископу Евдокиму (Мещерскому). В письме (от 11/24 мая 1921 года) имеется подтверждение этой версии гибели Владыки Иоакима. Сам автор письма, приведенного ниже, на момент отправки своего сообщения правящему архиерею содержался под арестом в Трудовом исправительном доме №2, на принудительных работах.

«…Из Одессы я получил сообщение, что бывший наш архипастырь, архиепископ Иоаким, убит злодеями, напавшими на него с целью грабежа, на даче своего сына Николая Ивановича Левицкаго, близ Севастополя, где жил покойный. Мне пишут это из сообщения Архиепископа Таврического Димитрия и обещали сообщить о времени совершения убийства и подробности сего дела. Когда получу их, сообщу и Вашему Высокопреосвященству к сведению. Если Вам неизвестно это, то примите сие за достоверное сведение и помолитесь с паствою за упокой души почившего святителя Божия Иоакима, да упокоит его Господь Бог со Своими святыми в обителях небесных.

Недостойный послушник Вашего Высокопреосвященства,
смиренный узник Архимандрит Аркадий».

Так, мученически окончил свою жизнь архиепископ Иоаким (Левитский), один из выдающихся святителей Русской Церкви, чье многолетнее служение осуществлялось и на Нижегородской кафедре.

Речь архимандрита Иоакима при наречении его во епископа Балтского, викария Подольской епархии,
14 января 1896 года.

Ваше Святейшество, Богомудрые Архипастыри!

Изволися Духу Святому и Вам предназначить мое недостоинство на чреду высшего иерархического служения. Небесный Пастыреначальник, избранием Вашего Святейшества и благоизволением Самодержца Всероссийского, призывает меня к епископскому подвигу в Его святой Церкви.

В сей знаменательный и священный для меня день, предстоя Святейшему Собору Вашему и помышляя о предлежащем мне высоком служении, я в благоговейном трепете преклоняюсь пред неисповедимыми путями благодеющего о мне Промысла Божия и от полноты сердца моего приношу благодарение Христу Богу, милостию Своею призревшему на смирение раба Своего и вверяющему мне священноначальническое служение в Его духовном вертограде. С трепетным сердцем приношу благодарение и Вашему Святейшеству, тако о мне благоизволившим. Верую, что в милостивом Монаршем изволении о мне и Вашего Святейшества избрании выразилась воля верховного Главы святой Церкви - Господа Иисуса Христа. Его же святая воля проявилась и в путях моей жизни, приведшая меня чрез разрешение от супружеского союза к иноческому состоянию. Посему на Ваш священный призыв я дерзновенно изрек: «Благодарю, приемлю и ничтоже вопреки глаголю».

Но не могу при сем не высказать моего смущения пред высотою епископского сана и трудностями епископского служения. Епископ есть продолжатель на земле дела Христова и святых Апостолов, - что может быть выше и важнее такого служения, а соразмерно ему - труднее и ответственнее оного? Епископ есть полномочный преемник апостольской власти, а потому он должен иметь и апостольскую ревность о славе Христовой и спасении вверенных его водительству душ. Епископ есть по преимуществу благодатный строитель Таин Божиих, а это требует от него особенной нравственной высоты, чистоты совести, бодрости духа. Епископ есть главный учитель веры и правды, а это требует от него глубокого знания Богооткровенного учения и природы человеческой. Епископ есть руководитель по пути спасения не только словесных овец стада Христова, но и церковных пастырей, а это требует от него высокой опытности в духовной жизни, ревностной заботливости и согретой отеческой любовью попечительности. Если и каждый пастырь должен быть светом мира, солью земли, светильником, освещающим пути спасения, то тем в большей степени должен быть таковым пастырь пастырей. Свет его добродетельной жизни, в соединении с учительностью, так должен блистать, чтобы ближние и дальние, видя добрые дела его, прославляли Отца небесного (Мф. 5, 13-16). Он должен бодро стоять на страже стада Христова, усердно пасти его на пажитях веры и благочестия, чтобы представить всякого человека совершенна о Христе Иисусе.

А что сказать о тех трудностях, которые должен преодолевать воин Христов в местностях, пораженных сектантством, где на Церковь Христову нападают со всех сторон противоборствующие истине. Проходя в течение 16 лет пастырское служение в разноверном крае, в коем православный пастырь с трудом может распознать свою овцу, в коем вражия сети часты, крепки и с трудом могут быть благовременно предотвращены, я опытно познал всю трудность упасти Богом вверенное стадо в целости. А ныне волею Монаршею и Вашего Святейшества я предназначен на служение хотя и в исконно-православном крае, но зараженном в сильной степени латинством, которое употребляет еще более утонченные приемы к уловлению в свои сети православных и которое поэтому требует еще большей бдительности, предусмотрительности и стойкости от служителя Христова.

Когда помышляю об этом, то исполняюсь страха и душевного трепета перед предлежащим мне высоким и трудным подвигом, сознавая свое недостоинство... Но на Господа мое упование. Глубоко верую, что сила Божия в немощах совершается (2 Кор. 12, 9 и 4, 7), что победа, победившая мир, зависит не от человеческих средств, а от силы Божией (1 Кор. 1, 25-29). Верую, что благодать Божия, немощная врачующая и оскудевающая, - вот та сила, которою побеждается мир и вся, яже в мире. Дерзновенно верую, что сей благодатный дар, чрез возложение Ваших Святительских рук имеющий излияться на меня, поможет и мне неосужденно совершить предуказанное Вашим Святейшеством служение. Я же потщусь всеми силами моего духа возгревать сей дар для славы Божией и во благо святой Церкви.

Вы же, Богомудрые Архипастыри, помолитесь Христу Богу, да дарует Он, Всеблагий, благодать сию мне изобильно, да явлюсь в Его духовном вертограде деятелем непостыдным, право правящим слово Христовой истины.

Из книги «Святители земли Нижегородской». Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затекин) и О. В. Дегтева. Нижний Новгород, 2003 год.